Закон о банкротстве лица контролирующие должника

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор правовых позиций СКЭС ВС РФ

Закон о банкротстве лица контролирующие должника

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор судебной практики по признанию лиц, контролирующими должника.

Как я уже писал в своей первой публикации из серии банкротной тематики для своего удобства, а также для тех, кто сталкивается с банкротными процедурами, я решил сделать обзор наиболее важных судебных актов по разным тематикам, таким как признание сделок недействительными, привлечение к субсидиарной ответственности и так далее. В рамках каждой отдельной темы, например, субсидиарной ответственности, невозможно все охватить в одном обзоре, что требует нескольких публикаций по каждой теме.

Чем важны определения СКЭС ВС РФ по банкротной тематике? Если суды общей юрисдикции часто проходят даже миом разъяснений пленумов ВС РФ, то тем более для них имеют мало значения и определения их СКГД ВС РФ. В то же время в судебных актах арбитражных судов мы постоянно видим ссылки на правовые позиции определений СКЭС ВС РФ.

Таким образом, эти определения являются своего рода базисом банкротного права. Нигде банкротное право не может охватить весь спектр жизненных ситуаций, а поэтому важна творческая роль судебной практики по развитию того, что заложено в духе закона.

Поэтому, зная этот базис, этот фундамент банкротного права, можно более уверенно и квалифицированно оказывать помощь доверителям. А если имеются еще и конспективные обзоры по каждой тематике, то очень легко отыскивать нужную информацию для построения позиции по делу.

Я надеюсь, что публикации могут оказаться полезными в быстром поиске нужных правовых позиций судов и формировании представления о современном банкротном праве.

Субсидиарная ответственность – это практически того же плана явление, как и прокалывание корпоративной вуали, основанной на праве справедливости в США.

В США еще в 19 веке понимали, что юридическое лицо является фикцией или правовым явлением, созданным для таких целей, как обособление капитала от лиц, наделяющих им юридическое лицо.

Это вполне правомерная цель, направленная на стимулирование инвестиций, так как не каждый готов рисковать всем своим состоянием по долгам бизнеса. В то же время согласно известной максиме права справедливости «справедливость смотрит на намерение, а не на форму».

Если ограниченную ответственность юридического лица используют для злоупотребления, т.е.

структурируют отношения так, что бенефециары корпорации получают от неё все, фактически маскируя свою деятельность по извлечению прибыли под деятельность корпорации, вводя в заблуждение кредиторов, то при определенных условиях они не могут ссылаться на то, что они отдельны и обособленны от юридического лица. Их называют вторым я или alter ego корпорации. Соответственно, лишение их права ссылаться на ограниченную ответственность корпорации и взыскание с них её долгов и называют прокалыванием корпоративной вуали.

Субсидиарная ответственность в отечественном банкротном праве также является средством снятия корпоративной вуали.

За корпоративной вуалью прячутся лица, которые контролируют юридическое лицо и используют все плюсы ограниченной ответственности, но делают это недобросовестно, например, зная о грядущей несостоятельности и изымая активы, на которые может быть обращено взыскание. Поэтому важно понимать, какие принципы определения таких лиц.

Про корпоративную вуаль смотрите мою публикациюКорпоративная вуаль, недокапитализация и исполнение судебных решений о взыскании штрафов и неустоек с застройщиков

Одним из ключевых понятий ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» является определение контролирующего должника лица. Оно имеет большое значение в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности. Это понятие раскрывается в самой первой статье главы данного закона, регламентирующей субсидиарную ответственность.

До того, как приступить к рассмотрению вопросов субсидиарной ответственности руководителя должника и иных лиц в процедурах банкротства, необходимо понимать, что представляет контролирующее должника лицо.

Здесь я не буду разбирать тривиальные и очевидные случаи, когда ясно, кто является контролирующим лицом (далее по тексту – КДЛ). Например, исполнительный орган должника.

Нет, мне интересны менее тривиальные случаи, когда не так просто установить такое лицо.

Итак, ст. 61.10 ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» предусматривает следующее:

Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

!!! Важно наличие контроля определяется не более, чем за три года до возникновения признаков банкротства. Иначе говоря, для целей привлечения к субсидиарной ответственности признаки КДЛ имеют временные ограничения. 

Какой же это момент. Обратимся к разъяснениям пленума ВС РФ.

!!! В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» даются следующие разъяснения (далее — ППВС № 53):

По смыслу взаимосвязанных положений абзаца второго статьи 2, пункта 2 статьи 3, пунктов 1 и 3 статьи 61.

10 Закона о банкротстве для целей применения специальных положений законодательства о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (далее — объективное банкротство).

!!! Важно там же:

Указанные положения законодательства не исключают возможность привлечения контролирующего лица к иной ответственности за действия, совершенные за пределами названного трехлетнего периода, например, к ответственности, предусмотренной законодательством о юридических лицах (ст. 53.

1 ГК РФ, статья 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах), статья 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г.

N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) и т.д.).

Далее переходим к определению КДЛ. Ст. 61.10 ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» предусматривает следующее:

Возможность определять действия должника может достигаться:

1) в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

2) в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;

3) в силу должностного положения (в частности, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника либо лиц, указанных в подпункте 2 пункта 4 настоящей статьи, а также иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника);

4) иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

  Далее в законе вводится презумпция КДЛ если это лицо:

1) являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

2) имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;

3) извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так как в законе невозможно охватить все случаи признаков КДЛ, то та же норма позволяет суду признать лицо контролирующим и по иным основаниям. 

Итак, первым шагом либо в привлечении лица к субсидиарной ответственности, либо к его защите от соответствующего требования является установление того, является ли оно КДЛ.

Так как нас не интересуют тривиальные случаи, когда статус КДЛ очевиден, например, у директора хозяйственного общества, то мы обратимся к случаям установления неочевидного КДЛ, а именно того, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

В ППВС № 53 находим следующие разъяснения:

…контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

так, в частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.). Опровергая названную презумпцию, привлекаемое к ответственности лицо вправе доказать свою добросовестность, подтвердив, в частности, возмездное приобретение актива должника на условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки.

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки. В этом случае для опровержения презумпции выгодоприобретатель должен доказать, что его операции, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена разумными экономическими причинами.

Приведенный перечень примеров не является исчерпывающим.

Приведу примеры из судебной практики.

Так, интересен пример установления фактического акционера и выгодоприобретателя ЗАО, которое было признано несостоятельным. Речь идет оПостановлении Арбитражного суда Московского округа от 04.06.2019 N Ф05-214/2018 по делу N А40-183417/2015.

В данном деле, некий гражданин Кругликов был признан фактическим акционером и выгодоприобретателем на основании в том числе письменными показаниями генерального директора Павленка, который до приема в данную организацию фактически, ни финансовой или экономической деятельностью не занимался, специальных познаний не имел, в таможенном деле не разбирался. На работу в ЗАО его принимал владелец ЗАО Кругликов при участии учредителя Винникова.

Иначе говоря, Кругликов не фигурировал в реестре акционеров в качестве такового, но, тем не менее, давал участникам ЗАО распоряжения о приеме на работу. Кроме того, факт того, что Кругликов являлся выгодоприобретателем ЗАО подтверждался решением Арбитражного суда г.

Москвы, которым установлено, что платежным поручением ЗАО перечислило сумму в размере 65 890 292 руб. на расчетный счет ООО, учредителем которого был Кругликов. ООО  не был возвращен заем в полном объеме, проценты по займу также не выплачивались.

Конкурсный управляющий указывал, что выдача ООО  займа в размере 65 890 292,00 руб. была произведена на нерыночных условиях, без обеспечительного залога и не преследовало целью возврата денежных средств заимодавцу.

Погашение денежных средств, как суммы основного долга, так и начисленных процентов, по заключенному между ЗАО и ООО договору займа никогда не производилось.

В данном случае суды пришли к выводу, что Кругликов является КДЛ.

Таким образом, даже если гражданин формально не является акционером или участником общества, а также его исполнительным органом, то он при наличии доказательств того, что он выгодоприобретатель от сделок, которые стали причиной банкротства, то его можно признать КДЛ.

Замечательные разъяснения по поводу определения КДЛ по данному признаку приведены в Письме ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-18/16148@

Источник: https://pravorub.ru/articles/88465.html

Главный бухгалтер как контролирующее должника лицо для целей привлечения к субсидиарной ответственности по долгам должника

Закон о банкротстве лица контролирующие должника

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что в последние несколько лет прослеживается явная тенденция, на широкое применение норм о привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц по долгам банкрота.

Так, по данным Федресурса, в 2018 году было удовлетворено 32% требований о привлечении к ответственности 2125 лиц, с которых взыскали в общей сложности 330,3 млрд. руб. Этот показатель стал рекордным за все предыдущие годы. В первые два квартала 2019 года число привлеченных к ответственности оказалось существенно выше, чем в аналогичный период 2018 года. 

Судебная практика складывается таким образом, что заметен ярко выраженный «обвинительный» уклон по делам данной категории.

Активное привлечение судами лиц к субсидиарной ответственности по долгам банкрота начало складываться после принятия Федерального закона “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях” от 29.07.2017 N 266-ФЗ, которым указанный институт был существенно реформирован. Данным законом была признана утратившей силу статья 10 Закона о банкротстве, и введена глава  III.2, которая регламентирует ответственность руководителя должника и иных контролирующих лиц в деле о банкротстве.

С принятием указанного нормативного акта, бесспорно, эффективность института субсидиарной ответственности в делах о несостоятельности (банкротстве) значительно увеличилась.

В частности, законодатель существенно расширил круг лиц, которые могут быть признаны контролирующим должника лицом (далее по тексту- КДЛ).

Кроме того, введение доказательственных презумпций кардинально перераспределило бремя доказывания между участниками по указанной категории обособленных споров, и облегчило сам процесс доказывания для лиц, заявляющих требования о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности.

В настоящее время, категория контролирующее должника лицо сформулировано настолько широко, что риск возложения субсидиарной ответственности лежит не только на единоличном исполнительном органе юридического лица или участнике должника, но и на иных лицах, в том числе бенефициаре должника, главном бухгалтере.

При таких обстоятельствах, интересным представляется вопрос о признании главного бухгалтера контролирующим лицом должника.

Тем более, имеется положительная практика о привлечении главного бухгалтера к субсидиарной ответственности по долгам банкрота. Так, известное дело главного бухгалтера Цыбина В.

А, с которого солидарно с руководителем строительной компании, как с контролирующим должника лицом, суды взыскали 97 миллионов рублей задолженности по налогам, выявленных по результатам выездной проверки (Определение Верховного суда РФ от 27.

11.2019 № 305-ЭС19-21244 по делу № дело № А40-161770/2014).

Соответственно, при анализе дел указанной категории возникает ряд вопросов.

Может ли лицо быть признано контролирующим должника только на том основании, что последний занимает должность главного бухгалтера должника, то есть в силу своей должности? Или необходимо установление обстоятельств, свидетельствующих о фактическом контроле главного бухгалтера над должником? Должен заявитель представить доказательства фактического контроля главного бухгалтера над деятельностью должника или доказать обратное должно лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности?

Итак, в соответствии с пунктом 1 статьи 61.

10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

ФНС, комментируя нормы главы III.

2 Закона о банкротстве, указал, что основные признаки КДЛ не изменились (по сравнению со статьей 10 Закона о банкротстве) – это то лицо, которое имело возможность давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий (пункт 1 статьи 61.10) (Письмо ФНС от 16.08.2017 года № СА-4-18/16148

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/10/26/glavnyj_buhgalter_kak_kontroliruyuschee_dolzhnika_lico_dlya_celej_privlecheniya_k_subsidiarnoj_otvet

Субсидиарная ответственность по ФЗ №127

Закон о банкротстве лица контролирующие должника

Законодательство о банкротстве регулирует порядок привлечения руководства компании-должника к ответственности за нарушения в ходе ведения бизнеса и в ходе процесса признания физлица финансово несостоятельным. Среди разных видов ответственности отдельно выделяется субсидиарная ответственность.

Правовое регулирование

Закон о банкротстве регулирует вопросы привлечения юрлица к субсидиарной ответственности в рамках двух статей:

  1. Ст. 61.11 Закона о несостоятельности предусматривает субсидиарную ответственность за невозможность удовлетворения требований кредиторов в полном размере.
  2. Ст. 61.12 – за несвоевременное предоставление или непредоставление заявления должника.

Закон о банкротстве 127-ФЗ был принят еще в 2002 году. Но за период его существования в него регулярно вносятся поправки. Возможность привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности была введена в 2009 году. С этого момента предприниматели рискуют своим имуществом за долги, связанные с ведением бизнеса.

Контролирующее лицо должника – это лицо, которое имеет право давать обязательные для исполнения компанией указания или имеет возможность другим образом влиять на действия должника.

В сентябре 2017 года вступили в силу изменения в 127-ФЗ, которые прописаны в 266-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «О несостоятельности» и КоАП». Они существенно изменили порядок привлечения физлица к субсидиарной ответственности по результатам процедуры банкротства и ужесточили действовавшие ранее правила по данному вопросу.

Основная цель законодательных инноваций – добиться максимально полного погашения обязательств компании перед кредиторами и, в частности, перед бюджетом.

Структура и содержание ст. 61.11 и 61.12

Статья 61.11. «Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов» была введена 266-ФЗ от 2017 года. Она структурно состоит из 12 пунктов.

В п. 1 установлена субсидиарная ответственность по обязательствам должника при невозможности полного погашения требований кредиторов.

В п. 2 указаны основания для привлечения лиц к субсидиарной ответственности.

В п. 4 прописано, что положения указанной статьи могут распространяться на лиц, которые занимаются бухучетом или хранением бухгалтерской документации.

В п. 8 предусмотрена солидарная субсидиарная ответственность нескольких контролирующих лиц, которые признаны виновными в доведении компании до банкротства.

В п. 9, 10 указано право арбитражного суда на уменьшение или освобождение лица от субсидиарной ответственности и условия для этого.

В п. 11 прописаны правила определения размера субсидиарной ответственности.

В п. 12 указаны дополнительные условия для привлечения к субсидиарной ответственности.

Статья 61.12. «Субсидиарная ответственность за неподачу заявления должника» структурно состоит из 3 пунктов. В первом пункте указано на субсидиарную ответственность лиц, которые не исполнили требования ст. 9 127-ФЗ в части обязательного представления в суд заявления о признании компании финансово несостоятельной. Если ответственных лиц несколько, то ответственность они несут солидарно (в равных долях). В п. 2, 3 ст. 61.12 прописаны правила определения размера ответственности.

Кого могут привлечь к субсидиарной ответственности

К субсидиарной ответственности по 127-ФЗ могут привлечь контролирующих лиц должника. К ним относят тех, кто в течение 3 лет до инициации процедуры банкротства являлись:

  1. Руководителем или директором компании.
  2. Членами ликвидационной комиссии.
  3. Участниками и акционерами, которые владеют не менее 50%-й долей акций.
  4. Лицами, которые совершали сделки от имени предприятия-должника.
  5. Иными лицами, которые могли давать указания или определять действия компании по различным причинам.

С 2017 года в данный список было внесено еще одно важное дополнение. Теперь к контролирующим лицам по решению арбитражного суда допускается причислить любое лицо при определенных условиях. Главное, чтобы был доказан факт его влияния на деятельность и принимаемые решения в компании.

Исходя из этого, решение о смене руководства не поможет реальным собственникам избежать субсидиарной ответственности. При этом «номинальный руководитель» приобрел, благодаря законодательным инновациям, возможность избежать субсидиарной ответственности. Для этого ему необходимо доказать, что он не оказывал определяющее значение на принимаемые компанией-банкротом решения.

Дополнительным преимуществом для номинального руководителя в суде станет то, если он поможет установить настоящее контролирующее лицо или найти сокрытые активы должника.

Порядок привлечения

Инициатива о привлечении лица к субсидиарной ответственности может исходить от кредиторов, конкурсных управляющих в деле о банкротстве, уполномоченных органов, представителей сотрудников, работников и бывших работников должника.

Для этого они должны указать на обстоятельства, при которых предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий или бездействия контролирующего должника лица.

Для привлечения к субсидиарной ответственности должен быть доказан имущественный вред кредиторам. Такой вред должен выражаться в невозможности погашения задолженности юрлица в полном объеме.

Также инициаторы привлечения к субсидиарной ответственности должны доказать наличие причинно-следственной связи между совершением или одобрением руководителем должника сделок и фактом причинения вреда. Причинно-следственную связь доказывать не нужно в случае непредоставления руководством документов по бухгалтерскому учету или при искажении информации, которая там содержится.

Практически это означает, что предоставленные инициатором доказательства должны однозначно указывать на то, что действия контролирующего лица привели к банкротству.

Например, в рамках дела №А79-3955/2009 конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности из-за совершения ими убыточных сделок. Но суды нескольких инстанций отказались встать на сторону управляющего и отказали в удовлетворении его заявления. Свою позицию суды основывали на следующем:

  1. Данные убыточные сделки не были единственной и безусловной причиной банкротства должника.
  2. Сделки были подписаны в период платежеспособности должника.
  3. Управляющий не предоставил доказательств того, что сделки были подписаны в целях их неисполнения или ненадлежащего исполнения, либо единственным мотивом их подписания стал уход от долгов через процедуру банкротства.
  4. Наличие у ответчиков права влиять на решения компании еще не делает возможным привлечение их к субсидиарной ответственности.

По другому делу №А56-7049/2012 суд привлек основного акционера к ответственности, так как было доказано, что он совершил ряд сделок уже при наличии признаков несостоятельности у компании. Поэтому данные договоры уже на этапе подписания считались неисполнимыми.

Формальные основания

Помимо причинения вреда имущественным интересам кредиторов, различают и иные основания для привлечения к субсидиарной ответственности. Формальными основаниями привлечения лиц к субсидиарной ответственности выступают:

  1. Неподача директором или учредителями заявления о несостоятельности по ст. 61.12 127-ФЗ.
  2. Нарушение в порядке ведения и хранения документов бухгалтерской отчетности и прочих документов, которые должны вестись на предприятии, либо отказ в их представлении арбитражному управляющему по пп.2, 4 п. 2 ст. 61.11 127-ФЗ.
  3. Более 50% задолженности обусловлено привлечением к уголовной, административной и налоговой ответственности по пп. 3 п. 2 ст. 61.11 127-ФЗ.

Данные факты гораздо проще доказать, чем наличие причинно-следственной связи между действиями должника и банкротством компании. Например, в деле №А73-684/2016 арбитражный суд привлек руководителя к субсидиарной ответственности, так как он не передал управляющему первичные бухгалтерские документы и не обратился в суд с заявлением о банкротстве.

Для того чтобы избежать ответственности, контролирующее лицо должно доказать факты отсутствия имущественного вреда кредиторам от непредоставления документации или нарушения в порядке ведения документов. Либо лицо может апеллировать к отсутствию вины в непредоставлении документов.

Если размер неудовлетворенных требований кредиторов третьей очереди в результате привлечения к уголовной и административной ответственности в рамках процедуры банкротства превысил 50% от совокупных требований, то это повышает шанс на привлечение контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Обычно в качестве кредиторов в этом случае выступают налоговые органы с требованиями к предприятию в рамках налоговой ответственности перед бюджетом.

Для привлечения к субсидиарной ответственности по этим основаниям инициаторы должны продемонстрировать факты привлечения к уголовной или налоговой ответственности и взыскания в результате привлечения к ответственности в размере более 50% от общей суммы долга.

В последней версии законодательства о банкротстве появились два дополнительных основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Если контролирующим лицом на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены сведения о юрлице:

  1. В ЕГРЮЛ на основании предоставленных документов.
  2. В ЕФРСБ о фактах деятельности юрлиц, которые обязательно вносятся компанией-должником. Это, в частности, данные о размере чистых активов или сведения о заложенном имуществе.

Второе основание – если должник, который отвечал признакам неплатежеспособности, совершил действия, которые существенным образом ухудшили его финансовое положение.

До недавнего времени по окончании конкурсного производства из-за отсутствия у должника денежных средств на проведение процедуры банкротства контролирующие лица освобождались от ответственности за долги компании. Но теперь ситуация изменилась, так как действующее законодательство позволило привлекать ответственных лиц за пределами процесса признания несостоятельности.

Контролирующее лицо допускается привлечь к субсидиарной ответственности, если производство по делу прекратили из-за отсутствия денежных средств на проведение процедуры банкротства и компенсации судебных издержек. Второе основание – заявление о признании должника банкротом было возвращено. Кредиторы могут инициировать процедуру привлечения к субсидиарной ответственности в течение 3 лет после появления у них информации об ущемлении их прав.

Руководителям предприятия не стоит забывать о том, что вывод активов незадолго до процедуры банкротства существенно увеличивает риски привлечения к ответственности.

Уменьшение размера субсидиарной ответственности или освобождение от нее судом

Уменьшение размера субсидиарной ответственности или освобождение судом от нее предусмотрено п. 9 ст. 61.11 127-ФЗ. Для того чтобы избавиться от бремени субсидиарной ответственности, лицо должно доказать следующие факты:

  1. При исполнении функций органов управления оно фактически не оказывало влияния на деятельность юрлица (осуществляло такие функции номинально).
  2. Было установлено фактически контролирующее должника лицо или скрываемое им имущество.

На основании п. 10 ст. 61.11 127-ФЗ контролирующее лицо должника освобождается от субсидиарной ответственности при доказательстве отсутствия вины в финансовом крахе компании, в частности если оно действовало стандартным условиям гражданского оборота, работало в интересах должника и его учредителей.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица

В п. 11 ст. 61.11 127-ФЗ прописана величина субсидиарной ответственности контролирующего лица должника. Она равна совокупному размеру кредиторских требований, которые были включены в реестр, а также заявленных после закрытия реестра в рамках текущих платежей и оставшиеся непогашенными после конкурсного производства из-за недостаточности имущества должника.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего лица подлежит пропорциональному уменьшению в случае, если оно докажет, что размер причиненного им вреда гораздо меньше тех требований, которые должны быть удовлетворены за его счет.

На основании п. 3 ст. 61.12 127-ФЗ в размер субсидиарной ответственности контролирующего лица должника не включаются требования, которые принадлежат самому лицу или заинтересованным по отношению к нему лицам.

По п. 2 ст. 61.12 127-ФЗ размер субсидиарной ответственности при непредоставлении заявления о банкротстве признается равным размеру обязательств должника, которые возникли после истечения сроков для заявления о своем банкротстве по п. 2-4 ст.

9 и до начала процедуры банкротства.

Лицо может избежать ответственности, если докажет, что отсутствует причинно-следственная связь между невозможностью погашения кредиторских требований и нарушением обязательств по подаче заявления.

Таким образом, для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности нужно доказать наличие причинно-следственной связи между совершенными действиями и финансовым крахом компании.

Привлечь руководство к ответственности возможно также по формальным основаниям, таким, как несвоевременная подача заявления о банкротстве, нарушения в ведении и хранении бухгалтерской документации или ее непредоставление управляющему.

Лицо может избежать привлечения к субсидиарной ответственности, если сможет доказать два обоснованных обстоятельства: подписанные сделки соответствовали обычным условиям гражданского оборота, действия лица была направлены на предотвращение большего ущерба кредиторским интересам.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/yuridicheskix-lic/subsidiarnaa-otvetstvennost-4.html

127-ФЗ – Статья 61.10 – Контролирующее должника лицо

Закон о банкротстве лица контролирующие должника

1.

Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

2. Возможность определять действия должника может достигаться:

1) в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

2) в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;

3) в силу должностного положения (в частности, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника либо лиц, указанных в подпункте 2 пункта 4 настоящей статьи, а также иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника);

4) иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

3. Сокрытие должником, и (или) контролирующим должника лицом, и (или) иными заинтересованными по отношению к ним лицами признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества не влияет на определение даты возникновения признаков банкротства для целей применения пункта 1 настоящей статьи.

4. Пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:

1) являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

2) имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;

3) извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

5. Арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника лицом по иным основаниям.

6. К контролирующим должника лицам не могут быть отнесены лица, если такое отнесение связано исключительно с прямым владением менее чем десятью процентами уставного капитала юридического лица и получением обычного дохода, связанного с этим владением.

  • Статья 61.11 Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов 9. Арбитражный суд вправе уменьшить размер или полностью освободить от субсидиарной ответственности лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя (участника) юридического лица фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции органа управления номинально), и если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо, в том числе отвечающее условиям, указанным в подпунктах 2 и 3 пункта 4 статьи 61.10 настоящего Федерального закона, и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица. Открыть статью
  • Статья 61.16 Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве При удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер арбитражный суд вправе в том числе наложить арест или принять иные обеспечительные меры в отношении имущества лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, а также имущества, принадлежащего иным лицам, в отношении которых ответчик является контролирующим лицом по основаниям, предусмотренным подпунктом 2 пункта 4 статьи 61.10 настоящего Федерального закона. Открыть статью
  • Статья 184.3-3 Осуществление мер по предупреждению банкротства страховой организации с участием контрольного органа 4) прекращение обязательств страховой организации перед лицами, занимающими должности единоличного исполнительного органа, его заместителей, членов коллегиального исполнительного органа, главного бухгалтера, заместителя главного бухгалтера страховой организации, руководителя, главного бухгалтера филиала (представительства) страховой организации, членов совета директоров (наблюдательного совета) страховой организации (далее – управляющие работники страховой организации), и контролирующими страховую организацию лицами по требованиям в денежной форме. В целях применения настоящего подпункта контролирующим страховую организацию лицом признается лицо, указанное в статье 61.10 настоящего Федерального закона, с учетом особенностей, установленных пунктом 1 статьи 184.13 настоящего Федерального закона. Открыть статью
  • Статья 184.13 Особенности привлечения к ответственности контролирующего страховую организацию лица 1. Наряду с лицом, указанным в статье 61.10 настоящего Федерального закона, контролирующим страховую организацию лицом признается лицо, которое имеет или имело перечисленные в указанном абзаце права в течение менее чем трех лет до назначения временной администрации страховой организации по основаниям, предусмотренным подпунктами 1 и 2 пункта 6.1 статьи 184.1 настоящего Федерального закона. Открыть статью
  • Статья 189.23 Ответственность лиц, контролирующих кредитную организацию 2. При определении контролирующего лица должника (кредитной организации) не применяется положение пункта 1 статьи 61.10 настоящего Федерального закона о сроке (не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом), в течение которого такое лицо имеет или имело право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Открыть статью

Источник: http://kodeks.systecs.ru/zakon/fz-127/glavaIII-2/st61-10.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.